Выбора нет

Хмурое мартовское утро ничем не отличалось от всех предыдущих. Весна в этом году выдалась холодной, снег только-только растаял, а температура едва перевалила за ноль. За окном недавно рассвело. Работа обязывала вставать рано. На кухне уже ждал завтрак – ароматный кофе и оладушки с малиновым вареньем.

— Надо же, как вкусно, как у бабушки в детстве. Сегодня какой-то праздник?

—  А как же! Сегодня же выборы президента! – ответила домработница.

— Это, да. Это я забыть не мог. Но какой же это праздник?

Домработница ничего не ответила, она вообще старалась ничего не обсуждать с хозяином и тем более не отвечать на риторические вопросы вроде этого. Она вышла в коридор и оттуда наблюдала, как мужчина без особого аппетита доел и ушел в комнату.

Там в шкафу висел привычный темно синий костюм какого-то известного итальянского дизайнера, выглаженная белая рубашка и галстук нежно алого цвета, кажется, шелковый, на ощупь он был очень приятен.

Домработница Лидия Семеновна работала в этом доме уже пятнадцать лет. Она очень переживала за своего хозяина, особенно после того, как он развелся с женой. В тайне Лидия Семеновна рассказывала ей, как дела у бывшего мужа.

Вот и сейчас она наблюдала через незакрытую дверь, как мужчина пытался завязать галстук стоя перед зеркалом. Судя по несколько отреченному выражению лица, он о чем-то задумался.

«Как же это всё надоело», —  думал он – «Зачем весь этот цирк, ведь и так понятно кого выберут. Но нет, я должен в свой единственный выходной в такую рань ехать голосовать. И ведь всем и так понятно за кого! За того же, за кого и все остальные. А завтра снова работа, работа и работа. Ещё и денег столько на эту ерунду потратили. По-другому никак, народу вынь да положь демократию и выборы. Теперь мы все пойдем тратить время на это бесполезное занятие, и главное, что в результате всё равно все будут недовольны. Кто-то что выбрали не того, кто-то что бюджетные деньги потратили. Каждый найдет, на что жаловаться. Как всегда. Эх! Сейчас бы уехать куда-нибудь в деревню, искупаться в речке, выпить парного молока из-под коровы. Но нет. Не могу. Друзья и коллеги не поймут, куда они без меня.»

Галстук наконец-то поддался, узел получился немного кривой, но кому какое дело. Через несколько минут кабина лифта спускала вниз уже не молодого, невысокого мужчину и троих хорошо вооруженных, гариллоподобных охранников. Спустившись вниз, они расселись по машинам и направились к избирательному участку.

Дороги были свободны. Автомобили остановились у входа в здание, похожее на все другие государственные учреждения, не слишком красивое, но вполне приличное. Снаружи какие-то телекомпании снимали свои репортажи о только что открывшихся избирательных участках.

Внутри уже было несколько человек, подозрительно похожих на сотрудников ФСБ, кто-то получал бюллетень, кто-то уже выходил из кабинки.

— Здравствуйте! – сказала тучная женщина, сидящая за столом перед кипой бумаг. Она взяла паспорт и поставила отметку в списке, — вот ваш бюллетень. Проходите, пожалуйста, в кабинку.

Охранник кинулся в кабинку первым, всё осмотрел и пропустил вперед начальника. Задвинув шторку, наш герой положил лист бумаги на столик и осмотрел список. «Зачем мы убрали пункт «Против всех»?», —  подумал он, — «Выбрать и некого. Не за коммунистов же голосовать.» Он достал из нагрудного кармана ручку и уже хотел поставить галочку, но не сделал этого. Он сложил бюллетень несколько раз, вышел и медленно, демонстративно опустил её в урну. Вспыхнуло несколько фотовспышек, кто-то даже попытался сунуть микрофон и что-то спросил, но охрана быстро оттеснила репортёра.

Через мгновение ещё сильнее погрустневший невысокий мужчина сидел на заднем сиденье своего роскошного автомобиля, гладил кончик галстука и вспоминал далекие девяностые года, когда он был молод, когда его манила власть и привилегии, которые она дает.

— Поехали, ещё надо поработать, — сказал он шоферу.

Прибыв на место, но сообщил секретарю, что сегодня работает в кабинете, и все встречи нужно перенести на завтра. Кабинет был для него привычным местом, всё там было родное и знакомое. Здесь он чувствовал себя как дома. Он взял с полки альбом, уселся в кресло и стал разглядывать старые потертые фотографии. Некоторые были сильно выцветшие, с изломами от сгибов, пятнами. Некоторые лица навевали приятные воспоминания о молодости и дружбе. Каких-то людей он уже не мог вспомнить, они казались совсем посторонними и лишними. Он вынул несколько таких фотографий из альбома и переложил в толстый бумажный конверт, в котором уже лежали десятки снимков.

Внезапно раздался телефонный звонок. На часах было уже три часа дня.

—Алло! Владимир Владимирович! Как я и говорил, восемьдесят шесть процентов, — сообщил знакомы голос.

— Хорошо, — вздохнул президент, — Значит завтра опять на работу.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: